Я влюблён в Ваши гордые польские руки, В эту кровь голубых королей, В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожжённого песней моей. Разве можно забыть эти детские плечи, Этот горький, заплаканный рот, И акцент Вашей польской изысканной речи, И ресниц утомлённых полёт? А весна в повороте лица?.. О, как трудно любить в этом мире приличий, О, как больно любить без конца! И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться, И, зажав своё сердце в руке, Осторожно уйти, навсегда отказаться, И ещё улыбаться в тоске. Не могу, не хочу, наконец - не желаю! И, приветствуя радостный плен, Я со сцены Вам сердце как мячик бросаю!

Александр Вертинский — Пани Ирена

Разве можно забыть эти детские плечи Этот горький заплаканный рот И акцент Вашей странной изысканной речи И ресниц утомленных полет? А весну в повороте лица? О как трудно любить в этом мире приличий О как больно любить без конца И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться И зажав свое сердце в руке Осторожно уйти, навсегда отказаться И еще улыбаться в тоске Не могу, не хочу, наконец - не желаю!

Главная; Tag Archive. Теги: Я безумно боюсь золотистого плена. Дом винтажной музыки объявляет о своих гастролях по Москве. Концертны

И несём в чужие страны Чувство русское тоски. Удивительная судьба Вертинского была темой нескольких кинофильмов, театральных спектаклей и большого количества радио и телевизионных передач. Лидия Владимировна Вертинская в своей книге"Синяя птица любви" собрала почти все сохранившиеся письма артиста, те, которые он писал ей в Шанхае и те, которые после возвращения на Родину присылал ей из различных уголков страны. Если бы собрать вместе всё, что написано об этом великом артисте, поэте и композиторе в одну книгу, была бы книга большего размера, чем том БСЭ.

Но, к сожалению, была бы это книга с вырванными страницами. Особенно мало мы знаем о польском и французском периодах жизни великого скитальца. Его родиной была Украина. В одном из писем, высланном жене из Киева в году, он писал: Как жалко, что человек не может выбрать себе угол на земле! Я не люблю её. Я всей душой привязан к этим камням, по которым я шагал в юности, стирая подмётки, к этим столетним каштанам, которые стояли тогда и будут стоять после моей смерти, как подсвечники, как паникадила!

Вся эта священная земля Родины!

Я недавно перечитал почти все его стихотворения — песни и хочу некоторые оставить на память в своем ЖЖ. Он седой и горбатый. Он Вас дико ревнует, не любит и бьет… Но, когда он играет концерт Сарасате, Ваше сердце, как птица,- летит и поет. Он альфонс по призванью. И в усталом лице, и в манере держаться Появилась у Вас и небрежность, и лень.

Каподастр на 3-м ладу Вступление: G, D Dsus2 D, C, D DsusE Am Я безумно боюсь золотистого плена Am C D G D Ваших.

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос Я влюблен в Ваше тонкое имя"Ирэна" И в следы Ваших слез, Ваших слез Я влюблен в Ваши гордые польские руки В эту кровь голубых королей В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожженного песней моей Разве можно забыть эти детские плечи Этот горький заплаканный рот И акцент Вашей странной изысканной речи И ресниц утомленных полет? А весну в повороте лица?

О как трудно любить в этом мире приличий О как больно любить без конца И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться И зажав свое сердце в руке Осторожно уйти, навсегда отказаться И еще улыбаясь в тоске Не могу, не хочу, наконец - не желаю! И приветствуя радостный плен Я со сцены Вам сердце как мячик бросаю Ну, ловите, принцесса Ирэн! Каждый видит каким ты кажешься, мало кто чувствует, каков ты есть.

Тексты песен, стихи

Отправлено 22 Июль - Лет в десять мне посчастливилось познакомиться с удивительной женщиной, настоящим художником. Она создавала вышитые картины.

Текст песни Александр Вертинский - Пани Ирена Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос, Я влюблен в Ваше тонкое имя.

Нежный плен Всем известно, что Филипп не получает свою долю от выкупов. В связи с этим любой раненый рыцарь, не служивший у Филиппа, становился законной добычей для любого человека. Всю следующую неделю Джоанне стоило невероятных усилий поддерживать внешнее спокойствие. Джеффри выигрывал свое сражение за здоровье. Его аппетит заметно улучшился. Все небольшие раны зажили, закрылись, а другие перестали краснеть и гноиться.

Плейкаст «Я безумно боюсь золотистого плена»

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос Я влюблен в Ваше тонкое имя"Ирэна" И в следы Ваших слез, Ваших слез Я влюблен в Ваши гордые польские руки В эту кровь голубых королей В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожженного песней моей Разве можно забыть эти детские плечи Этот горький заплаканный рот И акцент Вашей странной изысканной речи И ресниц утомленных полет? А весну в повороте лица? О как трудно любить в этом мире приличий О как больно любить без конца И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться И зажав свое сердце в руке Осторожно уйти, навсегда отказаться И еще улыбаясь в тоске Не могу, не хочу, наконец - не желаю!

И приветствуя радостный плен Я со сцены Вам сердце как мячик бросаю Ну, ловите, принцесса Ирэн! Видеофайл размещен на серверах компании и представлен на нашем сайте исключительно в ознакомительных целях. Мы не призываем Вас сохранять песню из клипа на своих носителях и конвертировать в 3, мелодию для телефона или другой формат.

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос, Я влюблен в Ваше тонкое имя «Ирена» И в следы Ваших слез.

Воскресенье, 22 Октября года Издаётся с марта года Публикации Но знать - это еще не любить, а по завершении вечера, верю, каждый полюбил Александра Вертинского. Кому, как не изысканному и деликатно вдумчивому Валерию, браться за сложное кружево песен Вертинского. Однако невозможно до донца изведать эту нездешнюю сладость слова, странную печаль в словах пилигрима той эпохи: Что за ветер в степи молдаванской!

Как поет под ногами земля! И легко мне с душою цыганской Кочевать, никого не любя!

Стихи вертинского о любви - Стихотворение, Стишки, Стихи Вертинского Александра

Осенние мероприятия в Музее винтажной музыки сегодня 21 октября, Жорж Сергеев проведёт обзорную экскурсию по музею и запустит старинную аудиотехнику, а Павел Катков расскажет зрителям об истории рок-музыки и познакомит их с композициями легендарных рок-групп. Перед концертом запланирована экскурсия.

Начало концерта — 14 октября в

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос Я влюблен в Ваше тонкое имя «Ирэна» И в следы Ваших слез, Ваших слез Я.

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос. Я влюблён в эти гордые польские руки, В эту кровь голубых королей, В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожжённого песней моей! Разве можно забыть эти детские плечи, Этот горький заплаканный рот, И акцент Вашей странно-изысканной речи, И ресниц утомлённых полет?.. А весна в повороте лица? О, как трудно любить в этом мире приличий, О, как больно любить без конца! И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться, И, зажав свое сердце в руке, Осторожно уйти, навсегда отказаться И ещё улыбаться в тоске.

Посвящается Иринам 🙂

Осень никогда не была моим любимым временем года. Ну, по крайней мере, вся осень. То есть сегодняшнее утро.

Но стих Ирине не складывался и Суровцев шутливо отделывался чужими строками: Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос, .

Он прибыл в Польшу, где жил с по год. За это время певец совершил ряд гастролей по странам Центральной и Западной Европы, в Сопоте познакомился с еврейской девушкой Рахилью, дочерью состоятельных родителей. Александр и Рахиль решили пожениться. Брак зарегистрировали в Берлине, при этом Рахиль получила новое имя — Ирен Вертидис. Впрочем, брак оказался неудачным, молодые быстро развелись.

Первой жене посвящена песня А. Разве можно забыть эти детские плечи, Это горький, заплаканный рот, И акцент вашей странно-изысканной речи, И ресниц утомленных полет?. Звали её Рахиль Яковлевна Потоцкая. Об избраннице артиста сохранилось очень мало сведений. В году в Берлине состоялось бракосочетание молодой пары. У Вертинского всегда была склонность к мистификации.

«Вертинский. Я безумно боюсь золотистого плена...»

Всегда найдутся женские глаза, чтобы они, всю боль твою глуша, а если и не всю, то часть ее, увидели страдание твое. Но есть такая женская рука, которая особенно сладка, касается, как вечность и судьба. Но есть такое женское плечо, которое неведомо за что не на ночь, а навек тебе дано, и это понял ты давным-давно. Но есть такие женские глаза, которые глядят всегда грустя, и это до последних твоих дней глаза любви и совести твоей.

А ты живешь себе же вопреки, и мало тебе только той руки, того плеча и тех печальных глаз

Page Я люблю продоту - опубликовано в Таверна: Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос. Я влюблен.

Слова и музыка Александра Вертинского Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос. Я влюблен в ваше тонкое имя Ирена И в следы ваших слез, ваших слез… Я влюблен в эти гордые польские руки, В эту кровь голубых королей, В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожженного песней моей! Разве можно забыть эти детские плечи, Это горький, заплаканный рот, И акцент вашей странно-изысканной речи, И ресниц утомленных полет?..

А весна в повороте лица? О, как трудно любить в этом мире приличий, О, как больно любить без конца! И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться, И, зажав свое сердце в руке, Осторожно уйти, навсегда отказаться И еще улыбаться в тоске. Не могу, не хочу, наконец, - не желаю! И, приветствуя радостный плен, Я со сцены вам сердце, как мячик бросаю! Песни и романсы А.

Александр Вертинский ПАНИ ИРЕНА Я безумно боюсь золотистого плена

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос Я влюблен в Ваше тонкое имя"Ирэна" И в следы Ваших слез, Ваших слез Я влюблен в Ваши гордые польские руки В эту кровь голубых королей В эту бледность лица, до восторга, до муки Обожженного песней моей Разве можно забыть эти детские плечи Этот горький заплаканный рот И акцент Вашей странной изысканной речи И ресниц утомленных полет? А весну в повороте лица? О как трудно любить в этом мире приличий О как больно любить без конца И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться И зажав свое сердце в руке Осторожно уйти, навсегда отказаться И еще улыбаясь в тоске Не могу, не хочу, наконец - не желаю!

Я безумно боюсь золотистого плена Ваших медно-змеиных волос. Я влюблен в Ваше тонкое имя Ирена И в следы Ваших слез, Ваших.

Это неважно, что Вы — собака. Важно то, что Вы человек. Вы не любите сцены, не носите фрака, Мы как будто различны, а друзья навек. Вы женщин не любите — а я обожаю. Вы любите запахи — а я нет. Я ненужные песни упрямо слагаю, А Вы уверены, что я настоящий поэт. И когда я домой прихожу на рассвете, Иногда пьяный, или грустный, иль злой. Вы меня встречаете нежно-приветливо, А хвост Ваш как сердце — дает перебой.

Только в эту мечту мы утратили веру, Нужны деньги и деньги, кроме побед, И я не могу Вам сделать карьеру.

Вертинский. Пани Ирена. Декадентский калейдоскоп 2